Цитаты и афоризмы

Цитаты и афоризмы Бориса Акунина

Правильность выбора сознаёшь не мозгом, а сердцем. Разум может ошибиться, сердце же — никогда.

Предки для нас существуют, мы же для них — нет, потому что мы про них кое что знаем, а они про нас ровным счетом ничего.

Привязанность ослабляет, а любовь — та вовсе делает беззащитным.

Разве вам неизвестно, любезная графиня, что все главные тайны и все главные происшествия имеют место не вовне, а внутри нас? Всё происходящее вокруг нас — лишь обращенные к нам вопросы, а наши деяния — ответы, которые либо приближают нас к тайне, спрятанной в нас самих, либо отдаляют от нее.

Развитие цивилизации дает человеку возможность сконцентрировать духовную энергию не на унизительных тяготах бытия, а на его глубинной сути.

Редко, но бывает, что встретися женщина, которая сильнее тебя. Тут так: не пыжиться, не выпячивать грудь, а наоборот — прикинуться слабым, беззащитным. Сильные женщины от этого тают. Сами все сделают, только не мешай.

Родиться, умереть, снова родиться и беспрестанно совершенствоваться — таков закон.

Русский дипломат – человек глубокого, почти японского ума. Фандорин-сан обладает неевропейской способностью видеть явление во всей его полноте, не увязая в мелких деталях и технических подробностях. Европейцы – непревзойденные эксперты во всем, что касается умения, они превосходно знают как. Мы же, азиаты, обладаем мудростью, ибо понимаем, зачем. Для волосатых процесс движения важнее конечной цели, а мы не сводим глаз с мерцающей вдали путеводной звезды, и потому частенько не удосуживаемся как следует оглядеться по сторонам. Вот почему белые сплошь и рядом оказываются победителями в мелких стычках, а желтая раса сохраняет непоколебимое спокойствие, отлично зная, что все это – мелочная суета, не заслуживающая внимания. В главном, единственно существенном, победа все равно будет за нами.

Рыцарей в Европе больше нет, а самураи живы. Пусть государь император уравнял сословия и запретил нам носить на поясе два меча, но это означает не отмену самурайского звания, а, наоборот, возведение в самурайское сословие всей японской нации, чтобы мы не чванились друг перед другом своей родословной. Мы все заодно, а против нас — остальной мир.

С до смерти перепуганным человеком нужно говорить короткими, четкими, предельно понятыми фразами.