Цитаты и афоризмы

Цитаты и афоризмы Фазиля Искандера

Цитаты и афоризмы

Когда долго нет света, сова садится на трон, филины доклевывают последних светляков, лилипутам возвращается как бы естественное право бить ниже пояса, а новоявленные гуманисты восхваляют Полярную ночь как истинный день в диалектическом смысле. Культ будущего, этот летучий расизм, как-то облегчает убивать в настоящем, ибо между настоящим и будущим нет правовой связи.

Когда исчезнет то, что зло сейчас, немедленно наступит то, что зло завтра.

Когда кто-нибудь что-то делает недобровольно, он всегда пытается небрежностью отомстить тем, кто его заставил это делать.

Когда на юг приезжает интеллигентная женщина, она на третий день идет с ворохом писем по улице и спрашивает, где почта. А когда приезжает неинтеллигентная женщина, она на третий день ковыляет по улице и спрашивает, где бы купить простоквашу, чтобы обмазать обгоревшее тело. И таких множество.

Когда толпа ликовала, ему казалось, что она сильнее Короля. Когда она замолкла. Король снова казался сильней.

Когда уходит от нас все, что мы любили, все, что сияло нам светом надежды, мужества, нежности, благородства, когда от нас уходит все это, я и глупость готов прижать к груди, потому что глупость тоже часть человека, и, если от человека больше ничего не осталось, я тем более готов припасть к ней с сыновней грустью. Ведь она видела своими глазами, слышала своими ушами всех, кого мы потеряли, и мне ли не ценить последнюю свидетельницу нашей жизни.

Когда я себя чувствую сильным, вдохновенным, я не только верю в Бога, я благодарно осознаю, что эта сила идёт от Него. Когда я в упадке, а это гораздо чаще, я — ни то ни сё. Когда же мне совсем плохо, я совершенно непроизвольно думаю или шепчу: «Господи, помоги!» Но вера ли это? Или крик ребёнка: «Мама!» — в ужасе бегущего к ней? В конце концов, и ребенок, бегущий к маме, тоже форма веры.

Кончается ничем всякое слишком затянувшееся дело.

Короче, когда долго нет света, сова садится на трон, филины доклевывают последних светляков, лилипутам возвращается как бы естественное право бить ниже пояса, а новоявленные гуманисты восхваляют Полярную ночь как истинный день в диалектическом смысле. Культ будущего, этот летучий расизм, как-то облегчает убивать в настоящем, ибо между настоящим и будущим нет правовой связи.

Кролик, который носит в себе зловоние собственной души, не боится никакого зловонного дыхания…