Цитаты и афоризмы

Цитаты и афоризмы Ивана Гончарова

Долг — это демон, бес, которого ничем не изгонишь, кроме денег! Есть такие молодцы, что весь век живут на чужой счет, наберут, нахватают справа, слева, да и в ус не дуют! Как они могут покойно уснуть, как обедают — не понятно! Долг! Последствия его — или неисходный труд, как каторжного, или бесчестие.

Долго ли до греха? — говорили отец и мать. — Ученье-то не уйдет, а здоровья не купишь; здоровье дороже всего в жизни. Вишь, он из ученья как из больницы воротится: жирок весь пропадает, жиденький такой… да и шалун: все бы ему бегать!

Должен бы, кажется, и любить, и не любить, и страдать, потому что никто не избавлен от этого.

Дорогой, для развлечения, нам хотелось принять участие в войне и поймать французское или английское судно. Однажды завидели довольно большое судно и велели править на него. Между тем зарядили наши шесть пушечек, приготовили абордажное оружие и, вооруженные отвагой, с сложенными назад руками, стали смотреть на чужое судно, стараясь угадать по оснастке, чье оно. Флага не было. Барон Криднер счел нужным и сам вооружиться. Он появился на палубе с двумя заряженными пистолетами, опустив их, по рассеянности, дулом в карман. Он, по рассеянности же, не заметил, как я вынул их оттуда и отдал Афанасью, его камердинеру, положить на свое место.

Дружба вьёт гнездо не в нервах, не в крови, а в голове, в сознании.

Дружба, как бы она ни была сильна, едва ли удержит кого-нибудь от путешествия. Только любовникам позволительно плакать и рваться от тоски, прощаясь, потому что там другие двигатели: кровь и нервы; оттого и боль в разлуке. Дружба вьет гнездо не в нервах, не в крови, а в голове, в сознании.

Друзьями я называю тех, с кем чаще вижусь, которые доставляют мне или пользу, или удовольствие.

Дышите вы там круглый год свежим воздухом, а здесь и это удовольствие стоит денег — и все так!

Дядюшка! — сказал Александр, — пощадите меня: теперь ад в моей душе… — Да! так что же? Александр подвинул свои кресла к столу, а дядя начал отодвигать от племянника чернильницу, presse-papier и прочее. «Пришёл ночью, — подумал он, — в душе ад… непременно опять разобьёт что-нибудь».

Его боятся, как огня. А так — он добрый: ребенка встретит — по голове погладит, букашку на дороге никогда не раздавит, а отодвинет тростью в сторону: «Когда не можешь, говорит, дать жизни, не лишай».