Цитаты и афоризмы

Цитаты и афоризмы Михаила Лермонтова

Цитаты и афоризмы

Мне, однако, приятно, что я могу плакать! Впрочем, может быть, этому причиной расстроенные нервы, ночь, проведенная без сна, две минуты против дула пистолета и пустой желудок.

Многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит.

Много красавиц в селеньях у нас,
Звезды сияют во блеске их глаз,
Сладко любить их, завидная доля,
Но веселей молодецкая воля,
Золото купит четыре жены,
Конь же лихой не имеет цены.

Моё грядущее в тумане,
Былое полно мук и зла…
Зачем не позже иль не ране
Меня природа создала?

Моей судьбой,
Сказать по правде, очень
Никто не озабочен.

Может ли женщина надеятся на успех, может ли она нравиться нашим франтам, если с первого взгляда скажут: elle a l’air bourgeois (у нее вид мещанки)… — это выражение, так некстати вкравшееся в наше чисто дворянское общество, имеет, однако же, ужасную власть над умами и отнимает все права у красоты и любезности. Вкус, батюшка, отменная манера.

Мой друг, я не люблю людей, чтобы не презирать их.

Молчи и слушай: я сказал,
Что жизнь лишь дорога, пока она прекрасна,
А долго ль?.. жизнь как бал —
Кружишься — весело, кругом все светло, ясно…
Вернулся лишь домой, наряд измятый снял —
И все забыл, и только что устал.

Москва только великолепный памятник, пышная и безмолвная гробница минувшего.

Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не жертвовал для тех, кого любил: я любил для себя, для собственного удовольствия: я только удовлетворял странную потребность сердца, с жадностью поглощая их чувства, их радости и страданья — и никогда не мог насытиться. Так, томимый голодом в изнеможении засыпает и видит перед собой роскошные кушанья и шипучие вина; он пожирает с восторгом воздушные дары воображения, и ему кажется легче; но только проснулся — мечта исчезает… остается удвоенный голод и отчаяние.