Цитаты и афоризмы

Пелевин, Виктор Олегович — цитаты и афоризмы

Виктор Олегович Пелевин (род. 22 ноября 1962) — русский писатель, автор романов «Омон Ра», «Чапаев и Пустота», «Generation П» и «Empire V». Лауреат многочисленных литературных премий.

Цитаты и афоризмы

Американские религиозные правые — это люди, полагающие, что видимый нами мир был создан за шесть дней Богом, который сперва избрал в качестве любимого народа кочевое племя синайских скотоводов, но после своей трагической гибели на кресте изменил завет таким образом, что в конечном счете избранным племенем оказались Соединенные Штаты Америки.

Ассортимент был большой, но какой-то второсортный, как на выборах.

Бог — просто бренд на обложке. Хорошо раскрученный бренд. Но текст пишут все окрестные бесы, кому только не лень.

Богом мы называем то, что пока ещё не в состоянии убить, но когда это удаётся, вопрос снимается.

Большинство русских мужчин гомофобы из-за того, что в русском уме очень сильны метастазы криминального кодекса чести. Любой серьезный человек, чем бы он ни занимался, подсознательно примеривается к нарам и старается, чтобы в его послужном списке не было заметных нарушений тюремных табу, за которые придется расплачиваться задом. Поэтому жизнь русского мачо похожа на перманентный спиритический сеанс: пока тело купается в роскоши, душа мотает срок на зоне.

Бывает, когда кажется, что вот-вот поймешь что-то важное. Это как свист пули или гул самолета. Если ты их слышишь, значит, они пролетели мимо.

Бывают три полезных друга и три друга, приносящих вред. Полезны справедливый друг, чистосердечный друг и друг, который много знает. А вредны льстивый друг, двуличный друг и друг красноречивый.

В альбоме жизнь охотников — это романтическое слово, кстати, совершенно не подходит к немытым ублюдкам, раз в месяц заманивавшим большое доверчивое животное в яму с колом на дне — была изображена очень подробно, и я с удивлением узнал многие мелкие бытовые детали, пейзажи и лица; тут же я сделал первое в своей жизни логическое умозаключение, что художник, без всякого сомнения, побывал в советском плену.

В ваше время писатель впитывал в себя, фигурально выражаясь, слезы мира, а затем создавал текст, остро задевающий человеческую душу… Но сейчас, через столетие,.. от писателя требуется преобразовать жизненные впечатления в текст, приносящий максимальную прибыль… Литературное творчество превратилось в искусство составления буквенных комбинаций, продающихся наилучшим образом.

В ее красоте было что-то отрезвляющее, что-то простое и чуть печальное; я говорю не о том декоративно-блудливом целомудрии, которое осточертело всем в Петербурге еще до войны — нет, это было настоящее, осознающее себя совершенство, рядом с которым похоть становится скучна и пошла, как патриотизм городового.